magbo system
АЛЕКСАНДР БЕЛЕВ: «христианское образование должно быть миссиологическим»

АЛЕКСАНДР БЕЛЕВ: «христианское образование должно быть миссиологическим»

Александр Белев, пастор церкви без стен в Молдове, международный координатор Школы без стен любезно согласился ответить на вопросы исследовательской инициативы Mission Eurasia.

— Александр, расскажите о себе и о своём служении

— Я обратился в 19 лет, и это было достаточно поздно для сына верующих родителей, где отец был пастором, а оба деда были служителя. Но, тем не менее это произошло в 19 лет, когда я полностью осознал в необходимости Христа как Господа и Спасителя в своей жизни. Я сразу же после обращения, я вовлёкся в молодёжное служение. Тогда ещё в молодом возрасте я понял для себя эту миссию — в ближайшие десятки лет служить молодёжи. И вот, уже больше 20 лет я занимаюсь молодёжным служением в разных проявлениях – как пастырь молодёжной церкви, которую мы начали 10 лет назад и как руководитель ШБС, которая формирует лидеров следующего молодого поколения. Чем бы я ни занимался, все это соответствует моему видению и призванию служить молодому поколению. Мы 5 лет с супругой были миссионерами на Юге Молдовы, потом служили в молодёжном служении в большой церкви в Кишинёве и 10 лет назад мы начали новое служение – это Церковь для молодых людей. Процент молодых людей там на сегодняшний день –  около 30%. Но, мы продолжаем делать упор на служение среди молодёжи. 8 лет назад я начал работу с Ассоциацией «Духовное Возрождение», вначале как координатор ШБС одного учебного центра, потом как национальный руководитель ШБС в Молдове, и уже 4 года как я международный координатор ШБС для 14 стран Евразии.

С какими вызовами вы сталкиваетесь в своём служении как пастор?

— С одной стороны есть какие-то общие вызовы связаны со временем в котором мы живём на постсоветском пространстве – это нестабильность, экономическая шаткая ситуация в рамках которой люди озабочены поиском самых элементарных благ. Поэтому они вынуждены очень много работать, уезжать на учёбу и на работу в другие страны. Существует определённая текучесть и нестабильность. Есть определённые вызовы с тем, что я продолжаю быть самым старшим по возрасту членом нашей церкви. Это значит, что многие молодые люди воспитываются в неполных семьях, родители на заработках. В данном случае пасторское служение заключается не только в душепопечении душ человеческих но и тем, что ты должен быть для них отцом и примером семьянина, помогать им и учить их самым элементарным вещам. Сегодня – это такое комплексное пасторское служение, когда ты восполняешь практически все нужды людей, являясь иногда и их бизнес консультантом и постоянным консультантом по этическим, семейным вопросам. Такова специфика молодёжной церкви.

Что такое эффективность и успех в христианском служении?

— Я вырос в консервативной христианской церкви, где успех всегда измерялся количеством покаявшихся и крещённых людей. Это наложило свой отпечаток на моё служение и я постоянно пытаюсь измерять эффективность моего служения таким образом. Конечно, глобальный успех – это полностью изменённые жизни людей, которые становятся христианами, получают профессию, зарабатывают честно деньги, остаются верные своим супругам, воспитывают детей в полных семьях, служат для расширения Царства. Это полный успех моего служения, я могу так сказать. Но, есть много дополнительных успехов – люди начали вести здоровый образ жизни от нашего влияния, люди стали более честными на работе, стали в семьях выполнять свои роли, даже если они ещё не стали христианами.

Какие национальные служения в сфере достижения детей, молодёжи наиболее успешны в Молдове и почему?

—Самые ценные и эффективные модели работы с молодёжью и подростками – это те, что родились внутри страны. Большая часть из них опробована и реализована благодаря ШБС. Я как бы не хочу называть программы на этом этапе, но хочу сказать, что эффективные те, что рождаются внутри страны, которые рождают национальные лидеры, которые вырастают из нужды общества, а не адаптируются откуда-то.

А можете перечислить несколько таких национальных движений?

— Я не могу говорить о движениях, просто может быть о каких-то проектах, которые перерастают в движения. Я считаю, что в первую очередь – это движение ШБС. Оно уже больше 8 лет развивается в Молдове, благодаря самой системе обучения, благодаря различным практикам, организованным движениям, благодаря серии конференций под названием «Батарейка» и «Зажигалка», объединяя сотни молодых христиан людей в Молдове, которые очень социально активны и уже сами генерируют какие-то идеи и осуществляют их. Ещё одно, я бы сказал большое движение – это движение инициированное организацией «Начало Жизни», которые работают в школах, которые комплексно подходят к формированию молодёжи и в вопросах так называемого успеха в жизни, реализации себя как человека, поиска профессии, нравственного и духовного формирования.

Что на ваш взгляд является главным составляющим успеха миссии церкви в мире? Хотя он перекликается с вопросом о ценностях. Почему активность общин, миссий, христианских организаций в плане основания новых церквей значительно упала на ваш взгляд?

— Взрыв активности произошёл в начале 90-тых, после падения железного занавеса. Тогда люди шли в церкви, очень легко было начинать новые церкви, но опять таки, тогда были импортированы какие-то материалы по основанию новых церквей, которые сработали в условиях экономического хаоса, политических нестабильностей того времени. Но, за годы ОНЦ так и не стало национальной моделью организации новой церкви и когда реалии изменились пошел спад. Люди перестали идти в церкви так как у нас не оказалось эффективной модели для того, чтобы заниматься организацией построения новых церквей, поэтому мы вернулись к старой модели – приходите все в одну церковь. Хотя, на мой взгляд, движение по ОНЦ не связано только с тем, что мы должны в каждом населённом пункте организовать церковь. Оно гораздо шире и гораздо глубже и может развиваться как простые церкви и домашние церкви. Но, из-за отсутствия национальной модели с нашей стороны, движение фактически упало.

Почему церковь не готова воспринимать миссионерскую задачу как действие Бога в мире по преобразованию общества через социальное влияние, сострадание, обновление структур и политические перемены?

— Я не хочу сказать, что всей церковью не воспринимаются. Церкви открыты за последние 20 лет в Молдове, независимо от того, они более свободны в вопросах формы, или более консервативного толка, все они более социально активны и открыты к той модели о которой мы сейчас с вами говорим. Именно они воспринимают себя как инструмент для служения в этом мире, для выполнения миссии Бога. Когда мы говорим о больших традиционных церквях, мы понимаем, что они продолжают «беречь наследие» облекая себя в какие-то новые, удобные формы.

 Скажите о вашем служении в ШБС, которые вы несёте последние 4 года?

— ШБС – это уникальное движение объединяющее молодёжь из разных стран виденьем о трансформации общества. Сама же ШБС участвует в трансформации молодых людей в церквях, в формировании лидеров следующего поколения. Эти лидеры, организовывая команды и новые служения выходят в общество и продолжают оставаться молодёжно-активными, евангелизационно заточенными, социально трансформирующими, постоянно генерируют какие-то новые формы эффективного донесения евангелия и изменения общества. В каждой стране ШБС она необычная или специфическая так как являясь национальным продуктом, рождённым на территории бывшего Советского Союза школа имеет такую способность – адаптироваться максимально к реалиям конкретной страны, учитывая религиозную свободу, экономическую ситуацию, возможности церкви молодёжных команд. Благодаря этому, мы наблюдаем уникальнейшие виды служения, которые инициируются, развиваются в отдельно взятых странах. Потом этот опыт, путём совместных встреч, обучений, передаётся другим лидерам молодёжных движений команд в рамках ШБС. Подобные практики очень сильно распространены. Некоторые из них – это проект «Подари Надежду», серии и акции «Время жить», конференции «Христианин нашего времени», движение среди школьников «Школа жизни». Это большие знаковые проекты на ряду с множеством небольших акций, флэш-мобов, которые организовывают проводя участники ШБС.

Что является самым сильным в ШБС?

— Виденье, которое постоянно учит, которое реализуется с учётом постоянно происходящих изменений. Благодаря этому у нас нет стандартной программы, которая бы в течении 11 лет преподавалась слегка адаптировалась. ШБС – это постоянно изменяющийся процесс и в формате обучения, и в формате достижения, и в формате формирования. И вот в этом, мне кажется, самая сильная сторона в ШБС – неизменность или верность виденью, но постоянное изменение подходов к достижению этого виденья.

С какими трудностями сталкивается ШБС сегодня?

— Это громадная географическая территория, на которой служит «Миссия Евразия» и ШБС. Это десятки учебных центров, иногда на трудно досягаемых географических точках и отсюда сложность единого мотивационного вдохновения, своевременного обучения лидеров. Когда мы говорим трудности, мы не говорим пробелы – это сложно, но мы это делаем. Это определённые вызовы. Также разные национальности, с каждым годом все больше и больше формируется национальное сознание каждой страны, мы теряем такое общее постсоветское наследие – это хорошо, но это требует от нас теперь более индивидуальной работы в каждой стране.

Какое вы видите христианское образования будущего?

— Христианское образование будущего – с одной стороны должно идти в ногу со светским образованием, дистанционное обучение, онлайн обучение, вебинары, интерактивные обсуждения, уход от лекционного формата и переход к дискуссионным формам обучения, когда преподаватель является модератором, а не спикером. С другой стороны, христианское образование должно, на мой взгляд, все больше и больше быть миссиологическим, нацеленным не на развитии богословия и закреплении его, а в большей своей мере направленным на  утверждении учения о Царстве Божьем на земле.

Беседовал, Тетерятников Константин, 

 

Исследовательский проект

Ассоциации «Духовное возрождение»