magbo system
Нужда в примирении, как вызов новому поколению лидеров

Нужда в примирении, как вызов новому поколению лидеров

 

Сегодня необходимо решиться говорить о целостной миссии во время продолжающихся многочисленных «холодных» и «горячих» конфликтов по всей Евразии. Для этого необходимо задуматься о целостной миссии во время непрекращающейся дехристианизации культуры, жестоких ограничений религиозной свободы, запутанных отношений между церковью и обществом. Мы должны думать и говорить, воображать и воплощать идею целостной миссии, которая примиряет противоречия и противостояния.

То, что мы называем «войной», разделяет не только народы и страны, но и церкви, единство христиан, единство веры и миссии. Эта война ведется во всевозможных формах и с применением самых разных видов оружия, но цель у нее одна – разделить и уничтожить веру тех, кто служит Царству Божьему. Эта война достигает своей цели тогда, когда мы: закрываемся в зоне комфорта и проявляем безразличие к судьбам народов и стран; закрываем свои дома и сердца перед беженцами; капитулируем перед антихристианской культурой; участвуем в братоубийственных войнах; предаемся пассивности и не участвуем в Божьей миссии.

В условиях, когда война и конфликты разделили церкви и народы Евразии, мы предлагаем объединяющую идею активной миссии примирения. При этом идею миссии примирения мы понимаем целостно – и как Благую весть миру (евангелизм), и как исцеление ран религиозных и политических конфликтов, и как примирение между Церковью и обществом, Евангелием и культурой.

Сегодня идея примирения становится доминирующей в понимании постсоветскими церквами своей миссии. И здесь предлагается не только идея, не только видение, но также и практические модели примирения в трех сферах: гуманитарного бедствия, межрелигиозного конфликта и церковно-общественных противоречий. Сами названия националных инициатив, таких как – iCare («Мені не байдуже»), «Подари надежду», «Христианин нашего времени», «Миссия в профессии», «Школа без стен» – представляют идею примирения как ключевую для целостной миссии в современных реалиях.

Данные национальные инициативы сохраняют и усиливают международный формат служения. В командах служения, которые вовлечены в эти инициативы, есть люди из разных народов и культур. Их нации враждуют и даже воюют, а они служат вместе. Именно это несет в себе модель примирения. Церковь становится единственным местом, где враждующие нации примиряются, служат вместе и служат друг другу.

Национальные инициативы целостной миссии смогли предложить объединяющее видение, которое сегодня является общей необходимостью и общей возможностью. Благовестие, сострадание и забота о новых поколениях лидеров – три ключевые темы, объединяющие сегодня разные народы и христианские сообщества Евразии.

Эти важные ниши в миссии, которые не были охвачены, показали успешные модели служения и привлекли к ним внимание других. Например, в Украине национальные инициативы в целостной миссии не просто помогли продуктами и одеждой, но построили пекарни, тем самым сделав перспективные инвестиции. Сегодня только через одну пекарню в пригороде Донецка распространяется более полумиллиона пакетов хлеба.

На Северном Кавказе, инвестиция в благовестие и диалог между местными народами, приводит в действие кросскультурную модель миссии. Это располагает к национальным инициативам даже обычно агрессивных мусульман.

В сфере служения молодых профессионалов, предложенная концепция «Миссии в профессии» соединяет в себе темы миссии, профессионального призвания, этики, социальной ответственности и общественного влияния.

До сих пор сохраняется напряженность между церковью и миссией, между церковным руководством и молодыми лидерами, между структурами и движениями. В той или иной степени это характерно для всех стран Евразии. Поэтому одна из важнейших задач на сегодня – примирить старое и новое, институты и сообщества, старшее и молодое поколения внутри церкви.

Сегодня разные поколения и типы лидерства развиваются параллельно, иногда конфликтуют. Это ослабляет церковь, поскольку наиболее перспективные и творческие силы уходят в парацерковные группы. Но если они объединятся, потенциал евангельских церквей значительно вырастет.

Сегодня растет нужда в ключевых лидерах с кросскультурным опытом служения. Поскольку в каждой культуре есть свои модели лидерства, нам очень важно находить объединяющие подходы. Это значит, что нужно больше инвестировать в подготовку ключевых лидеров, в ретриты, семинары, стратегическое планирование для наших команд.

При острой нужде в разнообразных ресурсах в ряде стран, в том числе в России, пользование ими связано с большими рисками, т. к. миссионерская деятельность находится под запретом. Сообщение между странами становится затруднительным. Повышаются риски, связанные с информационной и личной безопасностью. Это убеждает лидеров нового поколения в необходимости сосредоточиться на формировании и подготовке национальных команд и их ключевых лидеров, способных работать в автономном режиме.

С этим связана и особенная нужда в национальных моделях служения: важно обобщить и представить накопленный местный опыт, эффективный и уважаемый в данном контексте.

Инвестирование в тех, кто способен на самостоятельные национальные миссионерские инициативы, чрезвычайно актуально. Именно национальное лидерство становится критическим фактором в преобразовании и местных церквей, и их отношений с обществом. Импортные и неадаптированные модели будут отторгаться. Анализируя успешный мировой опыт и представляя национальным лидерам различные зарубежные модели, всегда необходимо обсуждать и адаптировать их для местного контекста.

Сегодня тысячи молодых людей, готовых служить на своем месте и быть частью большой миссии Бога в регионе Евразия. Их не замечали в поместных церквах, их таланты не были признаны. Но все изменилось. Сейчас у них есть видение, ресурсы, творческие задания. Это целая армия молодых христиан, которая на наших глазах становится самой большой евангелизационной силой в Евразии. Никакая армия не сравнится с ними. Они молоды, сильны, решительны, посвящены, движимы видением. И вопреки тому, что сегодня многие армии воюют между собой, это движение молодых христианских лидеров является единственной армией, которая объединяет и примиряет армян и азербайджанцев, украинцев и россиян, узбеков и киргизов, грузин и осетин.

Это доброе влияние осязаемо и проявляется в том, как тысячи молодых профессионалов из разных стран собираются вместе и молятся друг за друга; в том, как студенты ШБС из России служат чеченским детям в Грозном; в том, как вдоль линии фронта в Украине возникают новые и новые «церкви без стен», где беженцы и пострадавшие от войны могут найти хлеб и Слово жизни.

Это десятки конференций, новых инициатив, основанных церквей. Это десятки тысяч молодых профессионалов, объединенных видением в движение и ассоциации. Это детские лагеря и социальные проекты для мусульман Кавказа и Средней Азии. Это миллионы людей, встретивших в лице молодых христиан Божью любовь и Слово надежды.

Идея «Школы без стен» и «Миссии в профессии» связана с пониманием церкви как «церкви без стен». Уже есть несколько таких церквей в Молдове, Беларуси и Украине. Они основаны студентами и выпускниками ШБС.

«Церковь без стен» является основным агентом добрых перемен в постсоветском обществе, а также примером для более традиционных церквей – как быть активной и миссиональной церковью.

Будущее постсоветских стран зависит не от действующих политических лидеров, а от новых поколений христианских лидеров. Их инициативы меняют церковь и общество. Церкви становятся более активными в социальном плане, а гражданское общество видит добрый пример жертвенного волонтерского труда и смелых преобразований.

Преодоление советских стереотипов в церкви происходит не через перестройку действующих служителей и служений, но через подготовку качественно новых лидеров и начало новых инициатив. Поэтому миссиология целостной миссии основана на экклезиологии «церкви без стен». Мы не сможем помочь обществу, если не изменим мышление лидеров церкви. Поэтому необходимо действовать в следующей последовательности: сначала идет подготовка лидеров в «Школе без стен», затем они преобразуют свои «церкви внутри стен» в «церкви без стен», и уже после обновленные церкви мобилизуются и начинают активную работу в обществе.

 

Пресс-служба Школы без стен